СТОЯНОГЛО: “Сегодняшние, «так называемые» уголовные дела, это своего рода ответ власти Венецианской комиссии, мол посмотрите – кого Вы защищаете и какие проблемы у Генерального Прокурора с законом!”
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

С утра Генеральная прокуратура известила общественность об очередном своем подвиге – в отношении Александра Стояногло возбуждены еще два уголовных дела. Похоже власть, прокуратура, живут в каком-то другом измерении, далеком от реальности. Наверное, они не в курсе, что на этой неделе Венецианская комиссия направила Республике Молдова свои рекомендации, которыми не только осудила все действия против меня, но и признала процедуру уголовного преследования в отношении Генерального прокурора не только сомнительной, но и необоснованной и незаконной.
Однако, похоже, никто в Республике Молдова и не собирается прислушиваться к чьим-то рекомендациям, сейчас вся сила мыслей власти направлена на то, как это все обойти. Мы, молдаване, почему-то считаем, что мы всегда умнее и хитрее других… «Поэтому спасибо за рекомендации, но мы пойдем своим путем».

Сегодняшние, «так называемые» уголовные дела, это своего рода ответ власти Венецианской комиссии, мол посмотрите – кого Вы защищаете и какие проблемы у Генерального Прокурора с законом. Ну и, конечно, надо сбить общественное мнение относительно беззакония, которое власть учинила в отношении меня и это нашло полное подтверждение в рекомендациях уважаемой организации и стало достоянием общественности.
Теперь о самих уголовных делах. Меня обвиняют в том, что на пресс-конференции 04.10.21 года я представил общественности информацию, согласно которой, нынешняя власть в сговоре с представителями неправительственного сектора, масс-медиа, дипломатического корпуса, используя скомпрометировавшего себя прокурора, устроила травлю в отношении меня, начиная с первого дня моей деятельности.
Я представил доказательства согласованных действий, направленных на дискредитацию меня, как Генерального прокурора только потому, что я кому-то не нравлюсь, а вся власть в стране — это некая корпорация хороших людей, где нет места для других. Вся эта информация представляла повышенный общественный интерес и я, как Генеральный прокурор страны, был не только вправе, а обязан был обнародовать эту информацию, а люди должны были знать кто формирует медийное пространство и какова их истинная цель.
Теперь о самой информации. Она касалась неправомерных действий действующего прокурора В. Морарь, который, вопреки своему статусу и обязанностям, передавал другим лицам информацию о деятельности органов прокуратуры, давал им различные советы и консультации, преднамеренно и сознательно дискредитировал руководство Генеральной прокуратуры и прокуратуры в целом.
Никакой информации о личной жизни гр. Морарь предоставлено не было, хотя в материалах дела имелась информация о том, где он отдыхал, с кем и т.д. Но это не имело ничего общего с его статусом прокурора, который запрещает прокурорам передавать какую-либо информацию, связанную с профессиональной деятельностью и контактировать напрямую с представителями власти и иностранных государств. Все обнародованные материалы были официально, в установленном законом порядке, выделены из уголовного дела, так как не были связаны с расследованиями, проводимыми в отношении гр. Морарь (дело по незаконному обогащению). Поэтому никаких данных уголовного преследования обнародовано не было.
И последнее. Еще в феврале 2008 г. Республика Молдова была осуждена решением Европейского Суда (дело Гужа против РМ), которым признала незаконным и недопустимым действия властей, связанных с ограничением права выражения и распространения информации. К сожалению, как всегда, мы из этого не извлекли никаких уроков. Будем ждать новых осуждений, других путей, судя по действиям властей, просто нет.
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
КОРОНАВИРУС
МНЕНИЕ
ИНТЕРВЬЮ