Сближение Кишинева и Киева продолжается, и все идет совершенно не по плану Кремля. Тут было отчего забиться в истерике.
Share on facebook
Share on twitter
Share on google
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

От Крымской платформы – к антикремлевской коалиции. Что может получиться из визита Зеленского в Кишинев

Ответный визит Владимира Зеленского в Молдову, где он принимает участие в праздничных мероприятиях по случаю тридцатилетия молдавской независимости, – хорошая заявка на развитие концепции Крымской платформы

Сергей ИЛЬЧЕНКО, Киев

https://www.dsnews.ua/

Несмотря на туман, сорвавший график визита, самолет с украинской делегацией все-таки приземлился в Кишиневе. Но “рука Украины” была обнаружена российскими СМИ в молдавских торжествах еще до его приземления. Дежурная версия, разгоняемая ими сейчас, такова: некие умеренные реформаторы” из команды Майи Санду предлагали ей сэкономить на праздничных мероприятиях, ограничившись поздравлениями по телевизору. Но “радикалы, ориентированные на Украину” продавили вариант полноценных торжеств с приглашением зарубежных гостей, включая президентов Украины и Румынии.

Россия обеспокоена

Эти “украинские радикалы” из окружения Майи Санду, снабженные, вероятно, целыми пачками визиток Яроша и распинающие перед завтраком пару-тройку мальчиков в трусиках (без трусиков нельзя, ибо это уже педофилия) так сильно беспокоящие россиян, не могут не радовать украинцев. Ведь если российских пропагандистов буквально трясет от сближения позиций Украины и Молдовы, это означает, что наши страны движутся в правильном направлении.

Здесь можно вспомнить и о том, что у российских комментаторов саммита Крымской платформы самую бурную истерику вызвало именно выступление Майи Санду. “Крым – это Украина, его незаконная аннексия – грубое нарушение международного права”, – заявила Санду, выступая 24 августа. В ее заявлении не было ничего нового. О том, что Крым – это Украина, знает весь мир, за исключением разве что Афганистана, Венесуэлы, Кубы, Никарагуа, Сирии, Судана, КНДР, Абхазии, Южной Осетии, Приднестровья и прочих ОРДЛО под гибридной российской оккупацией. Тем не менее, слова Санду вызвали очень бурную реакцию в российских СМИ, шквал хамских выпадов в ее адрес и утверждения о том, что, мол, “Майя Санду сделала выбор в пользу конфликта с Россией”, и это грозит Молдове “включением в список недружественных России стран”.

Последнее, впрочем, отчасти справедливо. С точки зрения россиян, любая бывшая республика СССР, не желающая быть проглоченной Москвой, уже по одной только этой причине конфликтует с Россией и является недружественной России страной. Однако настоящая причина российского беспокойства совсем иная. Общая позиция Молдовы и Украины уже совершенно реально способна закрыть приднестровский вопрос, лишив Россию военного присутствия в этом регионе, с помощью которого она три десятилетия дестабилизировала и Молдову, и Украину.

Россиянам и без Санду сильно икалось от “провального”, по их версии, саммита Крымской платформы, который сопровождался визитом в Украину делегаций из 45 стран, включая всех членов ЕС. В составе этих делегаций было 9 президентов, 4 премьер-министра и 14 министров иностранных дел, о чем в России, естественно, предпочли промолчать. Но вопрос с Молдовой в Москве к тому времени считали закрытым. В Кремле, где давно утратили способность воспринимать ситуацию адекватно, утеряв “адек”, и сохранив лишь вторую — хлопчатную — половину слова, приняли за слабость вежливый приемом, оказанный в Кишиневе Дмитрию Козаку.

И вот, когда в Москве уже поверили, что Молдова снова у них в кармане, случился сюрприз: Санду не только приняла участие в Крымской платформе, но и назвала Крым – украинским, а Россию – оккупантом. Это означало, что сближение Кишинева и Киева продолжается, и все идет совершенно не по плану Кремля.

Тут было отчего забиться в истерике.

Начало. Крымская платформа

Но вернемся на три дня назад. Несомненно, саммит Крымской платформы стал большим успехом Украины. Но эта вершина нами уже взята, и, значит, пора подумать о следующей.

Крым, при всей его важности, все же в первую очередь украинская тема. У наших соседей, Молдовы и Грузии, тоже бывших советских республик, есть свои, очень сходные проблемы – Приднестровье, Абхазия и Южная Осетия. Но при всем сходстве этих проблем с нашими, они – не Крым. Крымская платформа была очень хороша для старта, и этот старт мы уже получили. Крымская платформа сработала просто на отлично, возможно, она сработает, хотя и с меньшим эффектом, еще пару раз, но это уже предел. Украине нужно делать следующий шаг, расширяя ее формат.

Способ расширения укладывается в известный принцип: если вы хотите, чтобы человек слушал вас с интересом, поговорите сначала с ним о его проблемах, и, уже потом, когда он втянется в разговор, плавно пристегните к ним и ваши проблемы, которые хотите обсудить. Этот принцип неизменно работает и в межгосударственных отношениях.

Далее, очевидно и то, что хор голосов трех государств всегда будет звучать громче и убедительнее, чем три голоса по отдельности. И два наших естественных союзника, каждый из которых заинтересован в совместном противостоянии российскому напору, видны невооруженным глазом: это Молдова и Грузия. Наше положение настолько похоже, что его можно назвать общим. Общность же его в первую очередь в том, что, в отличие, к примеру, от Эстонии, удачно ушедшей под натовский зонтик, мы не можем позволить себе играть с Россией в “прагматичную финляндизацию”. Москва в такой игре нас моментально переиграет и сожрет.

Спойлер: Но, поскольку сейчас не 1960-70 годы, то Москва сожрет и Эстонию, если та слишком заиграется в “маленькую Финляндию”. И даже членство в НАТО Эстонию не спасет, поскольку поглощать ее Москва будет гибридными методами. Однако об этом пускай болит голова у эстонского президента Керсти Кальюлайд, которой эстонские дела, безусловно, виднее.

Наша способность противостоять России — заведомо более сильному противнику, к тому же ведущему игру без каких-либо правил, может быть эффективно реализована только в союзе трех наших стран, связанных множеством общих проблем и общей постсоветской судьбой, и именно под этот союз формат Крымской платформы необходимо расширять. Но насколько он должен быть расширен? Ведь одними только оккупированными территориями проблемы с Россией у нас не ограничиваются.

Объединение Украины, Молдовы и Грузии в формате “Ассоциированного трио” уже запущено — но этот формат пока, скорее, черновой. Идеальным же вариантом стало бы заключение максимально широкого, охватывающего сразу множество сфер, трехстороннего межгосударственного Договора о совместном противостоянии угрозам, исходящим от России. В текст такого документа можно, среди прочего, внести и подробный список российских угроз. Помимо уже осуществленной прямой оккупации части наших территорий и постоянной угрозы расширения агрессии, Россия ведет против наших стран экономическую войну, насыщает их своей агентурой, пытается продвигать в общественное сознание наших народов лживые и искаженные исторические версии, оправдывающие ее агрессивность и претензии на мессианское лидерство. Россия регулярно вмешивается в ход выборных кампаний на всем постсоветском пространстве и ведет против всех постсоветских стран информационную войну, включающую, среди прочего, прямую нацистскую пропаганду, направленную на русское и русскоговорящее население.

Все перечисленное – лишь наиболее очевидные вещи. Полный список российских угроз еще ждет своих составителей. И даже сам факт создания такого списка и его публикация стали бы серьезным шагом вперед на пути выстраивания нашей общей обороны.

Такой договор можно было бы сделать открытым, приглашая присоединиться к нему любые страны, ощущающие опасность российской угрозы, и превратив его в новое издание широкой антинацистской коалиции. И, разумеется, в тексте такого договора должен фигурировать российский нацизм — как глобальная угроза и как социальный рак, который нужно изучать, раскрывая механизмы его действия и учась эффективно ему противостоять.

От общего – к частностям

Возможно, идея такого Договора кому-то покажется слишком абстрактной, слишком оторванной от практической деятельности. Но это далеко нет так! Ведь современная Россия — это, по сути, не страна, не территория, контролируемая группой ОПГ, и даже не идеология. Точнее, все эти признаки у России есть, но они носят вторичный и необязательный характер. То, что называют “Россией”, есть, в первую очередь, тяжелое социальное заболевание. Хронический (и хтонический тоже!) воспалительный процесс, от которого лихорадит весь мир. Процесс, возможно, не столь явно-острый, каким был прямолинейный германский нацизм, но зато более коварный, умеющий хорошо маскироваться и перешедший в устойчивую ко многим видам лечения форму. Именно такой взгляд на Россию, как на пространство, вся история которого – история отвратительной социальной болезни, и является необходимым отправным шагом для поиска способов эффективного противостояния московской агрессии. Только оттолкнувшись от такого понимания России и возможно выстраивать эффективные действия в различных частных случаях, будь то возврат оккупированных территорий или совместное противостояние российской агрессии в Черном море, о котором упомянул, выступая в Кишиневе, Владимир Зеленский.

Но чтобы такое понимание России появилось, вошло в обиход и стало претворяться в совместные действия, а также, чтобы оно могло развиваться и уточняться, по мере того, как болезнь мутирует, ему нужно придать юридическую форму. Наиболее естественной и практичной формой такого рода и мог бы стать обсуждаемый договор.

Способствуя решению частных и конкретных вопросов этот договор должен также нести в себе, возможно и не декларируя этого явно, идею окончательного излечения и всего мира, и России как территории, от “кремлевской болезни”. Сама его логика должна содержать идею конечной точки, в которой рано или поздно, но сойдутся все практические действия, осуществляемые в такого договора рамках параллельно, будь то проблемы Крыма, ПМР, Донбасса, фальсификации история, расследование военных, уголовных, финансовых преступлений, геноцидов, наркотрафика и терроризма. Точки, сойдясь в которой все эти частные вопросы перейдут в новое качество Международного трибунала над российским режимом — над всем поколениями тех, кто заражал этой отвратительной болезнью весь мир.

И, если мы будем действовать с должной последовательностью, то эта точка, со временем, будет достигнута. Может быть, и даже наверняка, не очень скоро – но обязательно будет.

Share on facebook
Share on twitter
Share on google
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
КОРОНАВИРУС
МНЕНИЕ
ИНТЕРВЬЮ