Проблема Приднестровья решится только тогда, когда весь политический класс Молдовы будет полностью заменен новыми людьми
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

Не надейтесь, «проблема ПМР» не будет решена!

Без полной смены политических элит в Молдове ничего не сдвинется с места. Нынешние элиты Молдовы имеют в Приднестровье слишком серьезные экономические интересы, чтобы пожертвовать ими. Для них разделенность Молдовы и существование ПМР вовсе не проблема, а море возможностей.

 

Сергей ИЛЬЧЕНКО

О проблеме Приднестровья писали так много, что, кажется, в ней давно должна была наступить полная ясность. Но ясность все никак не наступает уже три десятка лет. Напротив, все, что связано с ПМР до предела заболтано и запутано, а пресловутая «проблема» в целом не сдвигается с места.

Между тем, причины такой заморозки очень просты, да и вся приднестровская схема абсолютно прозрачна. Иной вопрос, что в Молдове о ней не любят писать просто и понятно, намеренно все затуманивая и уводя действительно важные моменты в тень.

Разберем же ситуацию по пунктам.

1. Как все началось тридцать лет назад

Когда «Беловежская тройка»: Ельцин, Кравчук и Шушкевич, объявила о роспуске СССР, никто в Москве не собирался отпускать бывшие республики.  Ельцину нужно было лишь выдернуть из-под Горбачева власть, делегитимизировав его самого, ВС СССР и Советский Союз, как таковой. У власти же в бывших советских республиках должны были быть в дальнейшем поставлены российские марионетки. В случае Молдовы, Грузии, Армении и Азербайджана, исходя из местной специфики, было решено задействовать «план Лукьянова»: спровоцировать межнациональный конфликт и гражданскую войну, а затем предложить российские услуги в качестве миротворцев.

Таким образом, приднестровский конфликт был спроектирован в Москве и экспортирован оттуда в Молдову.

2. Как разжигали войну

Начало войны режиссировалось из Москвы, а подготовка к ней велась с обоих сторон агентурой КГБ СССР. Советская спецслужба сохранила цельность в ходе распада Союза, и поддержала Ельцина, как удобную переходную фигуру, которая должна была двинуть вперед будущую креатуру Комитета. Это, впоследствии, и случилось.

Пока же, бывшая советская спецслужба, ставшая самостоятельной, без какого-либо контроля над собой, укрепляла позиции во всех бывших советских республиках, срастаясь с организованным криминалом. Удержание Молдовы под контролем при помощи «плана Лукьянова» полностью отвечало ее интересам – и подготовка войны пошла полным ходом. Агенты КГБ, густо внедренные еще во времена СССР в ряды партхозактива нижнего-среднего звена, МВД, «национальной творческой интеллигенции», комсомольских работников – всех тех, кто в новых условиях пошел в политику, активно заработали как со стороны «Народного фронта Молдовы», из Кишинева, так и со стороны ОСТК Тирасполя. Возможно, и даже наверняка, многие из них не знали, что Молдову готовят к войне, но команды на обострение обстановки они получали совершенно конкретные, и шли эти команды именно из Москвы. В Молдову также спешно перебрасывалась агентура из стран Балтии, где попытки реализовать «план Лукьянова» были сочтены слишком опасными. Самым известным примером здесь является Владимир Антюфеев, прибывший в Тирасполь не в одиночку, а с командой из примерно 30-40 человек.

В целом, план успешно сработал: война, кровь, и российские миротворцы, закрепили раздел Молдовы на неопределенный срок. Неурегулированный конфликт стал якорем, на который Молдова была поставлена намертво. Несостоявшееся государство, разорванное фактически на три части, включая Гагаузию, было надежно изолировано от любых попыток выйти из сферы российского влияния. Следующим этапом должна была стать экономическая интеграция ПМР в Молдову и создание комфортных условий для молдавских и приднестровских элит.

3. Молдова и ПМР – единая экономическая зона

После получения ПМР таможенных печатей Молдовы вопрос был решен уже окончательно. Конфликт принял априори неурегулируемый характер, поскольку всем его участникам и сторонам, от которых хоть что-то зависело, стало и доходно, и комфортно. Молдова же, как двуликий Янус, обрела два лица, одно из которых общалось с Западом, а другое – с Россией. Западное лицо жаловалось из Кишинева на то, что с сепаратистами ничего нельзя поделать. Российское из Тирасполя вещало, что «Приднестровье – часть России», что объединение возможно только на равных, в виде федерации – впрочем, идея федерации тоже вскоре вышла из моды. Сейчас из Приднестровья говорят исключительно о независимости от Молдовы. Многочисленные миссии – и, прежде всего, ОБСЕ, рапортовали об очередных достигнутых успехах. А в это время в ПМР успешно занимались и занимаются бизнесом, вначале используя молдавские таможенные печати,  а затем   молдавскую регистрацию приднестровских предприятий. МолдГРЭС, ММЗ, Квинт, полулегальные табачные фабрики, делающие контрафактные сигареты из непонятного сырья – все это приносит огромные доходы.

При этом, все функции в рамках этой сложной схемы по виду разделены между ее участниками, и каждый из них вроде бы ни при чем. А именно:

– Официальная Молдова официально страдает по неурегулированному конфликту;

– Президент и Верховный Совет ПМР держат приднестровский флаг – он же флаг МССР и провозглашают независимость, а также крепят вооруженную мощь, готовую дать отпор гипотетической молдавской агрессии;

– Корпорация «Шериф» занимается бизнесом и только бизнесом. Кто покупает у нее сигареты, и куда они затем деваются – она не знает. Как ими торгуют по всему югу Украины – понятия не имеет. К руководству корпорации нет формальных никаких претензий, она работает законно, зарегистрировав предприятия в Молдове (и не платя в Молдову налогов), и используя молдавскую таможню. Кстати в Украине у «Шерифа» тоже есть дочерние фирмы. Наиболее известная из них – «Интертелеком».

ММЗ и МолдГРЭС, фактически отжатые у Молдовы, и незаконно многократно перепроданные, безо всяких проблем ввозят сырье и экспортируют свою продукцию. Особенно интересно выглядит МолдГРЭС, которая перерабатывает в электроэнергию российский газ, не платя за него, а лишь накапливая долг – а электроэнергию продает в Молдову же! Подробный разбор газовой схемы можно найти тут, статья довольно старая, но схема не изменилась. Таким образом Молдова фактически признала незаконную приватизацию приднестровских предприятий, зарегистрировала их в своей Торгово-промышленной палате и установила с ними нормальные экономические отношения.

– Российские миротворцы бдят, чтобы никто не посягнул на всю эту благодать.

– Представители международных организаций сдержанно раскланиваются и говорят, что «конфликт близок к разрешению как никакой другой», намекая и на свои заслуги. Или уже не говорят? Но раньше, определенно, говорили, и говорили довольно долго.

Как это работает на самом деле

Население Приднестровья, независимо от его этнической принадлежности, абсолютно бесправно даже на фоне всеобщего бесправия в Молдове. Молдова, симулируя «европейские реформы», вынуждена соблюдать хотя бы внешние приличия. В Приднестровье бросают за решетку даже за пост в соцсетях. Либо, как вариант – убивают руками местных отморозков, которых власть затем покрывает. Не побывавшему там (или побывавшему в роли главы ТВ ПМР – есть в Кишиневе и такой персонаж, и она отлично себя чувствует) трудно представить себе эту ситуацию абсолютного беспредела и правовой незащищенности. Любого, кто не понравится приднестровским властям, кто посмеет протестовать, кто вслух выскажет точку зрения, отличную от официальной – убивают или бросают в тюрьму. Подчеркну еще раз – любого.

За публичное выражение сомнения в благотворности роли российских миротворцев – тюрьма. За осуждение российской агрессии против Украины – тюрьма. За критику в адрес «президента ПМР» – тюрьма. За критику в адрес «Шерифа» – тюрьма…

Все это прикрывается грохочущей по всем каналам пропагандой «Мы – Россия», «Мы-форпост», «Запад – враг», «Молдова-враг», «Румыния-враг».  Это нисколько не мешает приднестровской верхушке иметь запасные румынские паспорта, американские мультивизы, паспорта стран ЕС и прочие запасные парашюты. Ну, и молдавские паспорта, которые, впрочем, есть и у большинства населения ПМР.

Язык в повседневном обороте допускается один – русский. Пресловутое «трехъязычие» существует только на бумаге. Градус воинствующего русского нацизма зашкаливает – и сознательно поддерживается пропагандой на максимально высоком уровне.

На вопиющее попрание прав человека в ПМР всем международным организациям, имеющим представительства в Молдове – и, прежде всего, ОБСЕ, – глубоко наплевать. Они принципиально ничего не замечают, и ни во что не вмешиваются.

Число политических беженцев, вынужденных покинуть ПМР за годы ее существования по самым скромным подсчетам оценивается в 50 тысяч человек. Еще раз – речь идет о людях, которые были вынуждены бежать, преследуемые за свои убеждения, за свою национальность, за свой язык. Преследование по национальному признаку прописано в должностных инструкциях МВД ПМР.

Экономических беженцев – от глухой нищеты, и тоже худшей, чем даже в Молдове, было в десять раз больше.

Как на это реагирует Молдова? Для виду – ахает и охает, но ничего реально не делает. Регистрация приднестровских предприятий, на которых используется труд бесправных людей, фактически – полурабский труд, – остается в силе. Электроэнергия с МолдГРЭС исправно закупается. МВД Молдовы и ПМР активно сотрудничают. Никакой действенной защиты своим гражданам, проживающим в ПМР, или вынужденным бежать оттуда, Молдова не оказывает, и не планирует оказывать. Более того, когда между Тирасполем и Кишиневом возникают споры, обе стороны в первую очередь отыгрываются именно на простых гражданах, имитируя активность. Потом они садятся за стол переговоров – и играют в успешное урегулирование. Но руководство ПМР в любом случае невозбранно пользуется кишиневским аэропортом, молдавскими паспортами и передвигается по Молдове с кортежем молдавской дорожной полиции – на уровне молдавских правительственных чиновников.

Похищения людей, осуществляемые МГБ и МВД ПМР, и совершаемые по всей территории Молдовы давно уже стали рутинными событиями. Очень многое указывает на то, что СИБ РМ и МГБ ПМР сотрудничают едва ли не более тесно чем МВД Молдовы и Приднестровья.

Иными словами, власти Молдовы и ПМР очень плотно сотрудничают, при этом на положение своих граждан в ПМР Молдове глубоко наплевать (дежурная отмазка – «они там все сепаратисты»).

Только бизнес

Причина проста: интересы общего бизнеса превалируют над всем остальным. Странное единство экономик Молдовы и ПМР может быть объяснимо только одним – системой откатов, отработанной десятилетиями, в которую вовлечены все ветви молдавской власти. При этом, власть в ПМР очень стабильна – это дуумвират «Шерифа» и представителей российских спецслужб, «длинной рукой» которых является МГБ ПМР. Из-за спины российских спецслужб и под их прикрытием действуют российские бизнесмены с подходящими связями, от Алишера Усманова до Игоря Чайки.

В свою очередь, каждая новая генерация молдавской власти просто занимает нагретые предшественниками места в уже отработанных схемах. В эти же схемы, со всей очевидностью, вовлечены и работники миссий международных организаций в Молдове и ПМР – ничем иным невозможно объяснить их соглашательскую позицию. Все конфликты между Кишиневом и Тирасполем после окончания военных действий в 1992 году, возникали только из-за дележа денежных потоков. Причины, озвучиваемые публично, были не более, чем предлогом. Ни одна из молдавских партий, прорвавшихся во власть, никогда не хотела сломать всю сложившуюся схему молдо-приднестровского бизнеса, как таковую. Эта схема уникальна, поскольку объединила две, казалось бы, несовместимые вещи – Молдову, получившую в ЕС безвиз и статус «безопасной страны», и непризнанное государство, где можно творить буквально все, что угодно, без оглядки на любые законы. Такой уникальный тандем уже принес миллиарды долларов и обогатил не одно поколение молдавских политиков. Свою долю, вне всяких сомнений, получили и политики в соседних с Молдовой странах. Кто же позволит прикрыть такую доходную лавочку? К тому же, эту лавочку охраняют российские миротворцы.

Что возможно сделать?

Развязать приднестровский узел невозможно. Но его вполне возможно разрубить одним ударом, приостановив таможенное обслуживание и регистрацию приднестровских предприятий на весь срок, который потребуется для установления на всей территории ПМР конституционной власти Молдовы и вывода оттуда российских миротворцев. При этом, гражданам ПМР, не задействованным в ее силовых структурах, спецслужбах, в непризнанных госорганах, можно и нужно оказать на весь переходной период всемерную поддержку.

Проблема, как видите, решается просто. И даже затраты будут не столь уж велики – в сравнении с возможностями развития, которые откроются для Молдовы, когда конфликт в ПМР будет по-настоящему закрыт. Нужна лишь политическая воля – и готовность очередной команды у власти отказаться от доли в привычных откатах. Но молдавские политики из старой обоймы такую волю никогда не проявят. Проблема Приднестровья решится только тогда, когда весь политический класс Молдовы будет полностью заменен новыми людьми. Причем, не постепенной ротацией, а в очень короткие сроки, с тем, чтобы коррупционная преемственность оказалась разорвана.

Когда это случиться – я не знаю. Но в отличие от Виталия Андриевского (см. Nota bene. Проблема Приднестровья: есть ли выход из тупика? ) который считает, что возможность  еще есть и еще можно использовать «мягкую силу», твердо знаю, что без жестких и решительных мер, проблему ПМР не решить.

https://ava.md/

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
КОРОНАВИРУС
МНЕНИЕ
ИНТЕРВЬЮ