Новое левое или старое совковое? Как избирателям Молдовы сбывают фальшивый и просроченный товар
Share on facebook
Share on twitter
Share on google
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

Сергей ИЛЬЧЕНКО, Киев

 

Если вы разочаровались в ПКРМ и ПСРМ, и в их вождях-миллиардерах с ухватками провинциального жлобья, если вам не верится в их левизну, но по-прежнему хочется чего-нибудь эдакого, левого, но с запретно-западным душком, вроде репортажей времен СССР о борьбе трудящихся на Западе за свои права, то в списке молдавских партий есть и такой продукт. Имя ему – «Гражданский Конгресс».

Несмотря на то, что ГК и ПКРМ-ПСРМ сегодня люто враждуют, все они выросли из одного корня – из ранней ПКРМ Владимира Воронина, собравшего под свою крышу партаппаратчиков, воров и ментов советской эпохи. В их число попал и покойный ныне Евгений Маркович Ткачук, пожилой к тому времени комсомольский функционер, редактировавший печатный орган ПКРМ – газету «Коммунист».  Должность эта была не ахти какой, поскольку Воронин глубоко презирал свою прессу, видя в ней лишь толпу холопов, но сын редактора «Коммуниста», Марк Евгеньевич Ткачук, быстро начал делать карьеру в ПКРМ, и даже пробился совсем близко к телу вождя. В то время Ткачук-мл. сильно тяготел к р-р-р-революционой р-р-романтике 60-х, слегка уже заплесневелой, но все же самой привлекательной из скудного набора, доступного в Совке: Че Гевара с сигарой, «Куба да – янки нет», и где-то рядом, полунамеком, романтично-полузапретная RAF.

Будучи человеком неглупым, Марк Ткачук быстро понял, что ловить среди аппаратных динозавров, ему, в общем, нечего.  Эта публика никогда не приняла бы его за своего, видя в нем только «шибко умного» выскочку из дворни, к тому же далекого от практической деятельности, приносящей реальный доход – в отличие, скажем, от умницы-практика Плахотнюка. В конце концов, Ткачука, вполне ожидаемо, и отпихнули прочь от кормящего и греющего воронинского тела. Но Марк Евгеньевич, верно предвидя ход событий, действовал на упреждение задолго до этого финала, поставив на работу с молодежью. Так появилась на свет «Высшая Антропологическая школа», вокруг которой закрутилась бурная деятельность, вроде бы даже и научная, так что Ткачук, как черепаха панцирем, оброс званием «ученого-археолога». Такой панцирь для мелкого, лишенного мощных, как у тиранозавра-Воронина, челюстей политика эпохи молдавского мезозоя – полезнейшая вещь, и Ткачуку он впоследствии пару раз очень пригодился.

Проект ВАШ должен был, по замыслу, стать вровень со Славянским университетом, но не сдюжил, и, лишившись аккредитации в 2015, пребывает ныне в невнятном состоянии. Правда, «под университет», Ткачук удачно приватизировать недвижимость на Рышкановке – кусочек бывшей собственности ВЦСПС, а также промыл мозги некоторому количеству молодежи, часть который всплывает сейчас в его окружении. В целом, к моменту ухода от Воронина, он успел основательно вкусить депутатских благ и обрасти ценными знакомствами в Москве, в основном из круга Владислава Суркова. Иными словами, Марк Ткачук – совсем не новичок в политике, и уж точно не «новый честный человек», пришедший сменить зажравшееся жлобье из ПКРМ-ПСРМ. Он выходец из того же вороньего гнезда, правда, доросший до чуть меньшего размера. Но тут уж, как кому повезло со связями на старте.

В 2014 году Ткачук покинул ПКРМ. Причиной разрыва стали его усилия по обеспечению прокремлевской позиции воронинской партии – мол, «без поддержки Москвы эффективную предвыборную кампанию коммунистам не провести» – так Марк Евгеньевич демонстрировал свою преданность Кремлю и лично Суркову, надеясь, что дальнейшем она окупится.  И, точно – хотя Ткачуку на некоторое время и пришлось уйти в политическую тень, в декабре 2019, он вышел на свет вновь, в роли лидера №2 «Гражданского конгресса». Его №1, Юрий Мунтян, по сути, являет собой «молдавскую квоту» в рядах руководства ГК в рамках позитивной кадровой дискриминации молдаван, неофициальной, но неукоснительно соблюдаемой и в МССР (чтобы не рвались назад в румыны), и в РМ (по той же причине, плюс компенсация за советское рабство). Фактическая роль Мунтяна в партии – быть рупором Ткачука.

ГК позиционирует себя как партия нового поколения европейских левых партий, приходящих на смену старым левым — коммунистам и социал-демократам, по программным тезисам и организационному строению близкая к «Podemos» (Испания), «СИРИЗА» (Греция), «Непокорённая Франция», «Razem» (Польша), левое крыло лейбористов в Великобритании (Джереми Корбин, если что), и крыло Берни Сандерса в Демократической партии США.

Надо признать, что на фоне унылой провинциальности остальных выпускников «школы ПКРМ», заселивших все щели молдавской политики, как клопы старый диван, замах у Ткачука вышел, по крайней мере, нескучным. Корни ГК, включая финансовые, тоже интересны, и совпадают с корнями его политической родни из приведенного выше списка (взятого со странички в Википедии). Читатели могут легко увидеть эти корни и сами, введя в поисковик, на русском, а, лучше, на английском языке название любой из этих партий или имя лидера фракции – и слово «Россия». Исключением будет разве что Берни Сандерс. Там живут свои тараканы, отличные от московских, хотя нисколько их не лучше.

Итак, проект Ткачука, несомненно российский, финансируемый по «иностранной линии», и курируемый, по всей вероятности, осторожно выглядывающим из тени Сурковым.

О какой «иностранной линии» идет речь? Россия сегодня активно возрождает тандем СССР – Коминтерн, конечно, в осовремененном виде, но, по сути, сходный с оригиналом. Максимально отгороженная от мира Российская Федерация, населенная холопами, запуганными, чтобы не разбегались, перманентной враждебностью окружения, укрепляется внешним слоем зарубежной агентуры на зарплате, манипулирующей бескорыстными (ну, почти) полезными идиотами. Вся подемовщина/ сиризовшина/ меланшоновщина, и прочая шатия-братия, включая ГК, как раз и проходит по линии «Нового Коминтерна», курируемой СВР РФ.

Что ж, для Марка Евгеньевича это несомненный успех. Он, как говаривал Ю.Милославский из известного фильма, снова «удачно попал». Проект обещает быть очень жЫрным и долгоиграющим, но при одном условии. ГК должен пробиться в парламент, доказав свою жизнеспособность. Так что ставки на нынешних выборах для Ткачука очень велики. Это его второй, после малоуспешного ВАШ, шанс, а третьего, скорее всего, уже не будет.

Предвыборная риторика ГК не столь явно пророссийская как у ПКРМ-ПСРМ, и больше замкнута на внутренние молдавские проблемы. Но привкус «деды воевали», «великой победы» «успехов социализма», «мы с Россией» и прочего самого вкусного пломбира ощутим в ней совершенно отчетливо. Включая прямые заявления о том, что «стабилизирующая роль России чрезвычайно важна» – но «интересы НАТО, как любого военно-политического блока, в принципе не законны в нейтральном государстве». Что же касается подхода к внутренним проблемам, то его, как и у всех «новых левых», можно назвать эклектически-популистским. Это набор маниловских мечтаний, хотя и лишенных механизмов и ресурсов для реализации, но зато приятно дразнящих обывательские хотелки. В отличие от предшественников, «классических социалистов и коммунистов», таскающих за собой пустые чемоданы с вонью протухшего идейного багажа, который они давно выбросили на помойку, «новые левые» путешествуют от выборов к выборам налегке. Популисты и разводилы, изначально отказавшиеся от любой идеологии в пользу технологий, социальных и политических, они мастерят программки-спайсы, где томление в стиле Show Must Go On, подслащено обещанием грядущей «социальной справедливости», как новой версии Рая, не столько даже конкурирующий с христианским опиумом и марксистско-ленинским кокаином для народа, сколько приятно их дополняющей. Ровно такой товар и предлагает «Гражданский конгресс» – естественно, в адаптированном для Молдовы варианте.

 

Что касается российских планов относительно ГК, то в них прослеживается два слоя. Первый – создание управляемой нестабильности в грядущем парламенте. Если ГК удачно подхватит голоса тех, кого стошнит от гнусных физиономий Додона и Воронина, но кто не станет голосовать и за «румынов» с «гейропейцами» потому, что, опять же, пломбир был вкусный, «деды воевали», и, вообще, «мы Россия», то, по московским расчетам, три этих партии смогут, в теории и по нужде, образовать в парламенте нужное Москве коалиционное большинство. При этом, ГК будет его частью, надежно сидящей на московском кукане, поскольку за ним не стоят спонсоры-миллионеры, как за ПКРМ и ПСРМ, и он нуждается в постоянной подпитке. И, если Воронин и Додон решат в какой-то момент снова раз кинуть Россию –  а они склонны к таким номерам, то ГК торпедирует коалицию, оставив их без большинства. Если же они попытаются создать новую коалицию через его голову – начнет сколачивать контркоалицию для роспуска парламента, и тут уже будут дозволены любые союзы. Ну, а в будущем, поскольку одним из вариантов, который допускают в Кремле, является размен Молдовы на что-то более полезное и менее разрушенное, заматеревший ГК сможет стать частью уже упомянутого «Нового Коминтерна», посредством которого Москва намерена продавливать свои интересы в Европе.

 

Здесь, пожалуй, надо сказать два слова о левых и «левых». С ними, собственно, все просто: левых без кавычек сегодня нет, ни в Молдове, ни где-либо еще в мире. Старые – выродились, новые только зарождаются, и едва захотят называть себя «левыми», наследуя груз идейного банкротства. «Левые», которых мы наблюдаем – и «новые», и «старые» – лишь эпигоны ушедшей эпохи.

 

«Левизна» той или иной партии, что в Молдове, что на остальном постсоветском пространстве, давно означает только ностальгическое дрочилово на издохший СССР и низкопоклонство перед путинской Россией. Почему – понятно: есть проплаченный заказ и есть социальная группа, падкая на такую «левизну». Кто покупает и содержит такую публику, пока та не наворует достаточно, чтобы обрести относительную свободу маневра – тоже понятно. Непонятно, почему они «левые»? Что они делают левой?!

Задайте этот вопрос любому социалисту/коммунисту/гражданскому конгрессмену, и вы услышите невнятное бормотание про пломбир, Великую Победу и добрых дедушек Маркса –Энгельса – Ленина (- Сталина). Ничем иным идеологи этих партий своих сторонников не снабдили. И не могли, по причине полнейшего идейного голода.

Если же говорить о традиционном делении на «левых» и «правых», то для левых партий, в те времена, когда они еще не стали фикцией, была характерна поддержка государственного вмешательство в перераспределение материальных благ и ресурсов, и в экономическое регулирование. Основой же коммунитарных взглядов является ограничение свободы личности, якобы, во благо всего общества, но в действительности всегда во благо большинства начальства, образующего замкнутую бюрократическую касту. Ничего другого в «левом-правом» делении не было, и нет.

В Сети, к слову, есть любопытный тест, пройдя который каждый может в индивидуальном порядке определить, к какой группе относятся его собственные взгляды. Хотя это, во многом, уже вчерашний день, и современный мир входит в полосу совершенно иных проблем, до которых отсталой Молдове далеко, как до звезд.

Что же касается «Гражданского конгресса», то, повторю: это очередная «левая обманка», созданная на средства Москвы для «чистой публики», которая побрезгует голосовать за проворовавшихся партокрадов из ПКРМ-ПСРМ. Это все, что нужно знать об этой партии. Sapienti sat.

 

 

Share on facebook
Share on twitter
Share on google
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
КОРОНАВИРУС
МНЕНИЕ
ИНТЕРВЬЮ