“Христиане должны учиться заново воспитывать своих детей”.
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

Протоиерей Димитрий Смирнов:

 

 

– Каждый день приходят ко мне родители. Сегодня одна женщина пришла: “Как помочь моему сыну?”, я спрашиваю, сколько лет. 21 год. Отнять от груди надо, уже пора. Уже всё, ничем помочь нельзя, только молиться. Вот когда ребёночек на ручках, очень многое можно сделать. Очень многое. Один наш прихожанин с женой взяли мальчика-сироту, совсем младенца, сейчас ему уже 18 лет. За 18 лет он даже на папу нового своего стал похож. Сейчас поступил в очень хороший ВУЗ. А если бы он остался в детском доме, он сейчас бы был в тюрьме. От воспитания очень много зависит, чрезвычайно. Поэтому если мама или папа, или они вместе спрашивают, что им делать с сыном или дочерью, которым 15 лет, это говорит о том, что они 15 лет ничего с ними не делали. А воспитание – это целенаправленный процесс, как выращивание курицы, или яблоневого сада, или кактуса.
Это постоянный процесс. Даже растения требуют обрезки, подкормки, окучивания мульчирования, борьбы с насекомыми. А как иначе? А ребёнок – как трава в поле… или в школе. А это вообще страсть Господня. Получаешь готовый продукт, который есть нельзя, потому что ингредиенты несъедобные. Однажды мне один небольшой ещё мальчик сказал: “Никак не могу начать читать книжку”. Я спрашиваю: “Какую?” – “Приключения Тома Сойера”. Я говорю: “Интересно. Когда я был твоего возраста, меня от этой книжки оторвать было нельзя, я её прочёл вообще за два дня”.
Совсем другая жизнь: ребёнок должен предпринимать героические усилия, чтобы заставить себя читать книгу, написанную очень талантливым автором, переведённую очень талантливым переводчиком, и которая абсолютно соответствует его возрасту. И он должен заставлять себя, ему это трудно – из буковок складывать слова, предложения, вникать понимать. Потому что он привык получать всё готовое, всё разжёванное и переваренное. На эту кашицу и смотреть-то нельзя, она и пахнет не очень, а ребёнок привык к этой интеллектуальной пище.
Христиане должны учиться заново воспитывать своих детей. Сто лет назад, двести (и так далее в глубь веков) детей воспитывало всё общество. Ребёнок на улице играет – за ним следит вся деревня. Никто никогда не пройдёт мимо, если он что-то не то делает, обязательно тут же родителям скажут, а если рукой дотянутся или смогут догнать, обязательно остановят. А сейчас родители только и думают, в какую бы школу его спихнуть.
“О, очень хорошая школа, мне сказали”. Или в детский сад. Только родила, ещё в декретном отпуске, сразу в детский сад. Только куда-нибудь его пристроить. И получаешь воспитание, как раз соответствующее данной эпохе. Выращивают не христиан, а монстров. Когда монстр маленький, его можно ещё понудить ходить в церковь, но дальше 15-ти лет дело не пойдёт. Потому что формальное воспитание. В истории такое было. Был такой человек по имени Юлиан, он учился в одной из лучших школ, его соучениками были Василий Великий и Григорий Богослов, и были из христианских семей, а он, хотя тоже был из христианской семьи, возненавидел и Христа, и Церковь. И даже один из его великих соучеников сказал: “Мир ещё не знает, что за змею выращивают в этой школе”. И он стал императором, и стал закрывать церкви, и организовал ужасающие гонения на христиан. Но по милости Божией был убит в сражении, поэтому всего четыре года христианская империя страдала от Юлиана, которого история прозвала Отступником. У любого историка спросите, кто был Юлиан Отступник, и любой историк вам обязательно расскажет. Вошёл в века как тот, кто отрёкся от Христа.
А сейчас у нас практически в каждой русской семье выращивают Юлианов и Юлиан Отступников и Отступниц. Глядя на всех нас можно спросить: “А где же ваши дети? Где они? А где же внуки?” Что мы ответим? Мы можем ответить только их словами: “Ой, я устал, мне некогда”. “Ой, батюшка, он устал. Ей некогда, она учится”. Чему можно учиться в этом мире, как только не христианству? Чему ещё в этом гнилом совершенно, продажном, извращённом, развращённом мире можно учиться? Только христианству. Всё остальное – второ-, третье-, квадро-степенно. На двадцатом месте всё остальное. Это совершенно не важно, никто на Страшном Суде не спросит: “Ну, какая у тебя программа? Что ты сейчас играешь на фортепьяно?”, никто у тебя не спросит: “Ну хорошо, а задачку какую решил? Теорему Ферма решил? Нет? Ну, жалко, для Царствия Небесного не подходишь”. Никто этого не будут спрашивать, будут только смотреть на качество твоей души. А ты что, такое же хамло, как был 15 лет назад? А ты так же куришь и пьёшь? А ты так же бросил своих детей? А ты так же… и так далее, и так далее. Ну так и что? Не люди, а монстры. И если человек не каннибал, мы уже по него говорим: “Ну это хороший человек.”

 

 

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
КОРОНАВИРУС
МНЕНИЕ
ИНТЕРВЬЮ