Лукашенко дал пас Москве
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

Мастер-класс от старого вампира. Почему снятие Протасевича с рейса Ryanair – победа Лукашенко

 

Сергей ИЛЬЧЕНКО, Киев

https://www.dsnews.ua/

 

 

На фоне упрощения политики до уровня бейсбольных бит Лукашенко демонстрирует искусство фехтования. Конечно, тоже оглоблей, поскольку шпаги сейчас не найти, — но мастерски

 

Когда пыль и эмоциональный всплеск, вызванные операцией белорусских спецслужб, улягутся – а это случится довольно скоро — перед нами предстанет картина обновленного расклада сил, как в Белоруссии, так и вокруг нее. Расклад интересный, многообещающий для умного игрока, хотя команды, стоящей сегодня у власти в Украине, это, вероятно, не коснется.

Здесь и далее я буду вполне сознательно использовать название “Белоруссия” взамен принятой в последнее время “Беларуси” и производные от него. То, что происходит сейчас у наших соседей, вполне оправдывает возврат к советской орфографии. Скажу больше: оборот “в Украине”, ставший маркером нашей независимости и свободы, тоже имеет приличный шанс следом за “Беларусью” превратиться в… Но это отдельная тема, не будем отвлекаться.

Собственно, посадка

Итак, что мы видим, отбросив эмоции? Первое, и главное: действия белорусской стороны были законны — и по формальному праву, и по прецеденту. Превозмогая естественное и вполне справедливое возмущение, разберемся. Анонимный звонок о заложенной бомбе белорусские диспетчеры получали? Даже не сомневайтесь, и запись звонка предоставят. Уже возбуждено уголовное дело в связи с ложным сообщением о минировании. Возможно, в качестве вишенки на торте, будет обнаружен и звонивший – хотя, конечно, это уже очень толстый троллинг. Но Лукашенко может позволить себе чуточку пошалить – не все ж ему быть смертельно серьезным.

Что обязаны сделать диспетчеры, получив такой звонок? Сажать самолет, находящийся в их зоне ответственности, безо всяких вариантов! Счет идет на минуты: если самолет еще не взорвался, то, возможно, бомба должна сработать при посадке или на подходе к Вильнюсу. А возможно, у нее просто не сработал взрыватель – но он может сработать в любой момент. Словом, если исходить из того, что сообщение о бомбе может быть правдивым – а диспетчеры обязаны исходить из этого, их право приказать экипажу идти на посадку прописано во всех инструкциях и международных соглашениях о воздушном движении. Истребитель, поднятый для сопровождения рейса, — также нередкая в подобных случаях предосторожность. А вдруг у них там рванет, но самолет не рухнет, а останется без связи или вообще без электроники? В этом случае пилот сопровождающего истребителя сможет доводить до пилотов рейса необходимую информацию, к примеру, покачивая крыльями своего аппарата, или жестикулируя из кабины. Такая подстраховка уместна – ведь жизни людей прежде всего. Ну, а то, что среди пассажиров, высаженных для досмотра – что тоже логично, случайно оказался человек, которого разыскивают в Белоруссии, так мало ли какие бывают совпадения? Арестовали его, кстати, не в самолете, а на белорусской территории. В чем проблемы?

Мог ли Протасевич поупираться и отказаться выходить из салона? В принципе, мог, добавив пару перчинок в скандал, поскольку насильственное извлечение его из самолета в том случае, если бы экипаж был против этого, создало бы ситуацию, юридически допускающую двойное истолкование. Но, во-первых, 99 шансов из ста, что экипаж не стал бы нарываться на неприятности. Во-вторых, если ситуацию можно было бы постфактум толковать двояко юридически, то пара ребер, сломанных немедленно, при скоростном спуске с трапа – штука однозначная, и в условиях СИЗО, где медицинская помощь отсутствует как опция, крайне неприятная. И бывший главред NEXTA – а Роман Протасевич ушёл с этой должности ещё осенью 2020 года, принял разумное в данной ситуации решение — не сопротивляться.

Таким образом, с формальной юридической точки зрения Лукашенко предъявить нечего. Да, все понимают, что и звонок, и посадка, и информация о том, что Протасевич летит именно этим рейсом, были деталями операции КГБ РБ по его захвату. Но понимать – не значит доказать.

 

Что касается прецедентной практики, то позиции Лукашенко здесь вообще непробиваемы. Давайте вспомним, что нечто подобное собиралась проделать и Украина, посадив в Киеве рейс, вылетевший из Минска, и захватив группу вагнеровцев. И прецедент возврата в Киев в 2016 году самолета “БелАвиа” — государственной, между прочим, компании, а не безродного лоукостера, чтобы снять с рейса антимайдановца Армена Мартиросяна, тоже был. Кстати, Мартиросяна почти сразу, без шума, отпустили, как будто его вернули за забытым пакетом с украинскими гостинцами, который он должен был кому-то передать в Москве.

Можно вспомнить и о посадке в Австрии в 2013 году самолета президента Боливии – опять же, не лоукостера, а дипломатического транспорта. Напомню, самолет посадили после того, как Франция и Португалия внезапно отозвали разрешение на использование своего воздушного пространства, заподозрив, что Эво Моралес вздумал вывезти своим личным бортом объявленного США в международный розыск экс-сотрудника АНБ и источника WikiLeaks Эдварда Сноудена, выдачи которого требовали США. Причем власти Австрии самолет обыскали, наплевав на международное права. Можно припомнить еще с десяток-другой менее известных, но по смыслу вполне аналогичных случаев, на фоне которых действия белорусов выглядят безукоризненно корректными.

Конечно, это не помешало поднять громкий скандал. Возможно, против Белоруссии и лично против Лукашенко введут и какие-то санкции. Но с юридической стороны такие санкции будут абсолютно незаконны.

Почему именно Протасевич?

Версию о случайности отбросим сразу. Ясно, что Протасевича целенаправленно вели, а, значит, нужен был именно он. И, по-видимому, очень нужен, поскольку для такой операции требуются серьезные ресурсы. Что же такого ценного в экс-главреде NEXTA?

Информация, которой он владеет, разумеется! Например, о том, кто реально финансировал NEXTA, когда из музыкального проекта Степана Путило на YouTube она внезапно стала “приобретать признаки оппозиционного медиа”, в виде “расследований о злоупотреблениях власти” и критических материалов о белорусских реалиях. Такие признаки всегда требуют вложения средств, и немалых, а “журналистские расследования”, если речь не идет об анализе открытой информации доступной в Сети, почти в 100% случаев являются сливами спецслужб. И вот эти вопросы: кто давал деньги и кто сливал информацию, притом, в самое горячее время, когда протесты не пошли еще на спад, Протасевичу сейчас и задают.

Чтобы было понятнее: нельзя исключить вероятности, что информационное сопровождение протестов, равно как и руководство ими было почти сразу перехвачено ГРУ ГШ РФ, которое и раскачало ситуацию, дабы покошмарить Лукашенко, ставшего слишком независимым. Подробный анализ возможных связей между оппозиционерами и каждой из трех конкурирующих российских спецслужб – ГРУ, СВР и ФСБ, люто подставляющих друг друга, тема большая и тоже очень отдельная. Если совсем коротко: прямых доказательств нет и не может быть, и не факт, что тут помогло бы и открытие архивов. Но фактов, которые могут быть истолкованы как косвенные доказательства таких контактов, – выше крыши. На основании такого массива косвенных улик любой суд вынес бы вердикт “виновен”. И ТГ-канал, и самого же Протасевича могли использовать втемную, но он мог сотрудничать с россиянами и сознательно, с самого начала, или с какого-то момента. Это уже маловажные детали. В любом случае ему известна масса интересных фактов, да и просто слухов об источниках финансировании NEXTA. Сейчас он их вспоминает, и вспомнит все до единого, поскольку, увы, мнемонисты из КГБ — в некотором смысле очень талантливые ребята. Этот массив информации позволит Лукашенко уточнить позиции разных башен Кремля, что жизненно важно для выживания и режима Лукашенко, и его лично.

Второй массив информации – официальные показания Протасевича, которые ему напишут и заставят вызубрить так, чтобы отскакивало от зубов, которые, с учетом публичности предстоящего процесса, ему пока что сохранят. Это создаст воронку, в которую, как в ловушку муравьиного льва, можно будет ловить белорусских оппозиционеров – не всех подряд, конечно, а, так, по мере надобности.

Когда Протасевич будет выжат досуха, выступит на с разоблачениями суде, публично раскается, а затем, уже находясь под приговором, будет дожат, встанет вопрос о его дальнейшей судьбе. Едва ли его казнят или даже посадят на реальные 15 лет. История вышла слишком громкая, чтобы Лукашенко упустил возможность продемонстрировать “человеческое лицо” и шанс потороговаться.

Скорее всего, раскаявшемуся Протасевичу влепят 15 лет (смертная казнь тут будет явным перебором), после чего, “из гуманных соображений”, уступая многочисленным просьбам общественных и правительственных организаций, и, разумеется, при мягком посредничестве России, обменяют на кого-нибудь из сидельцев на Западе. На Виктора Бута – вряд ли, не тот калибр, а на Константина Ярошенко – вполне может быть. Того за 11 лет тоже выжали, и удерживать его американцам смысла нет, а попиариться на “спасении жизни человека” и Россия, и США будут совсем не прочь. Освобожденный же Протасевич присоединится к созвездию белорусских оппозиционеров в ЕС, противостоящих минскому диктатору. Не исключено, что и к сети российской агентуры в их рядах, но это совершенно не обязательно.

Чудесное спасение Протасевича позволит задвинуть в тень неудобную для всех – для Лукашенко, для пророссийской “оппозиции режиму” и даже для Запада, которому не нужен вышедший из-под контроля конфликт с Минском, тему неспасенных рядовых участников протестов: забитых до смерти, пропавших без вести и умерших в тюрьме. Если качать эту тему всерьез, то и меры к Лукашенко надо принимать очень серьезные. Но ничего серьезного ни ЕС, ни США предпринять не могут: нет механизмов, да и невыгодно коммерчески. А, значит, тему лучше смягчить и замести под ковер.

В принципе, это все, что можно сказать сегодня о Протасевиче и о его дальнейшей судьбе. Случайности – да, возможны, вплоть до гибели в СИЗО. Возможны и дополнительные детали сценария, вроде судьбы Софии Сапеги, девушки Протасевича, гражданки РФ, студентки магистратуры Европейского государственного университета (ЕГУ) в Вильнюсе по программе “Международное право и право Европейского союза”, которую сняли с рейса вместе с ним. Но общая картина понятна, что называется, до нуля.

Протасевича, если его использовали втемную, по-человечески жаль: ситуация, в которую он попал, чертовски скверная. Но пока есть весьма отличные от нуля шансы, что для него эта история окончится не слишком печально.

Реакции и озабоченности

Это самое интересное. С точки зрения формально-юридической Лукашенко в этой истории чист, аки ангел, но информационное пространство полнится призывами к наказанию. Наказать – это запросто, и уже есть идеи, за что: например, за то, что пилот белорусского “мига”, якобы, угрожал сбить лайнер в случае неповиновения — но это еще надо подтвердить. К слову, даже если угрожал в ответ на попытки неподчинения белорусским диспетчерам в зоне их ответственности, то все равно действовал законно. Хотя едва ли в таких угрозах была необходимость.

Иными словами, любые санкции против Лукашенко лично и против официального Минска в этой ситуации расшатают и без того ветхое международное право еще сильнее, на радость всем диктаторам мира. Впрочем, не только диктаторам. Современные демократические лидеры давно и с завистью смотрят на Путина, на Си Цзиньпина, на Лукашенко, и даже на Кима. Они тоже так хотят, а если и не так роскошно, то хотят хотя бы урезать изрядно надоевшие всем уважаемым людям права и свободы, мешающие экономически выгодной Realpolitik.

Отлично, пусть Лукашенко подвергнут санкциям — и даже сумеют как-то, пусть и криво, обосновать их правомочность. Но каким именно? Станут облетать РБ стороной? У белорусского диктатора это вызовет только смешок: да так вам и надо! Тратьте теперь ресурсы, время и горючее – это вам ответка за ваши гадости в мой адрес. Закроют все рейсы в Минск? Очень сомнительно, коммерческие интересы перевесят. Если и закроют часть рейсов – не беда, организуют транзит через Россию – через тот же Калининград. И даже “БелАвиа”, если надо, преобразуют в формально частную компанию. Делов-то…

Перестанут торговать с Белоруссией? Ага, вот сейчас и перестанут. В очередной раз выразят озабоченность и обзовут Лукашенко “самопровозглашенным президентом”? Ему на это плевать. С высоты его 27 лет у власти такие обзывальщики – просто пигмеи. Так вампир, возрастом лет в 600-700, мог бы снисходительно посматривать на суетящихся людишек.

Теперь о плюсах. Для Лукашенко они очевидны. Во-первых, в противостоянии с оппозицией — неважно уже, кому подконтрольной, но ему все равно неприятной, он, как пушкинский дядя, уважать себя заставил. Каждый из оппозиционеров сейчас прикинет ситуацию к себе – и многие внесут коррективы в свои высказывания и писания, став вести себя аккуратнее. Это и будет ситуация, когда дядя “самых честных правил”.

Во-вторых, Лукашенко дал пас Москве, заодно прояснив тонкие моменты в отношениях с отдельными российскими ведомствами. Тонкие моменты положат пока в папочку — и достанут в положенный час, а сейчас Москва, отыгрывая свой пас, продемонстрирует способность смягчать крутой нрав и укрощать праведный гнев батьки, не без выгоды, естественно, для себя.

В качестве бонуса Лукашенко, возможно, получит некоторые дополнительные барьеры в сообщении между Белоруссией и ЕС, которые будут ему только на руку.

Кто и как отпиарится на этой истории – вопрос не особенно интересный. Все, кому положено, уже отрабатывают свои номера на публику, осуждая, выражая озабоченность, или, напротив, поддерживая минские власти. Единственное, что здесь интересно – это реакция Украины.

Разумной реакцией было сдержанное миролюбие, призыв к гуманному отношению к Роману Протасевичу и мягкое предложение посредничества в примирении минских властей и зарубежной оппозиции. Объективно Украине очень выгодны ровные — без заискивания и провокаций, но с готовностью ответить на удар — отношения с Минском, а Лукашенко выгодна украинская лазейка из удушающих российских объятий. Более того, если бы нынешняя команда была способна на разумную политику в украинских интересах, то подобный курс в отношении Минска был бы взят еще год назад. Но разумная политика – это не шоу, а значит, не та область, в которой сильна команда Владимира Зеленского. Так что, вероятнее всего, Украина влезет в возникшую свару на общей волне, без всякого просчета возможных выгод и негативных эффектов, просто по принципу “все заорали – и мы орем”.

Между тем, в толпе “всех”, поднявших сейчас общий крик, нет никакого “мы”, а есть только множество “я”. Практически все, кто высказался с осуждением Лукашенко — или, напротив, в его поддержку — явно отрабатывают собственные, легко просчитываемые интересы. Очень жаль, что Украина, по всей вероятности, не войдет в число этих эгоистичных прагматиков-индивидуалистов.

P.S. Когда материал был уже написан из Минска пришла новость: рейс Lufthansa на Франкфурт задержан из-за звонка о минировании, пассажиров высадили для повторного осмотра вещей. Похоже, что звонившего — причем, одного и того же, и в прошлый, и в этот раз, — все-таки найдут. Лукашенко решил потроллить европейцев по полной программе.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
КОРОНАВИРУС
МНЕНИЕ
ИНТЕРВЬЮ