ВРЕМЯ ТЕМНОГО ЛОРДА: КАК РАБОТАЮТ РЕПРЕССИИ
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

Кирилл РОГОВ, политолог, Москва

 

– Массовые задержания участников митинга в поддержку Навального 21 апреля и адский террор с применением пыток против активистов штабов Навального – все это очередной акт гражданского противостояния, которое и является главным сюжетом современной истории России.
У репрессивной атаки Кремля – две главных цели. Во-первых, режим пытается утвердить окончательный запрет на свободу собраний – свободы людей выходить на митинги и демонстрации, одного из фундаментальных прав человека. Криминализация (приравнивание к уголовному преступлению) конституционного права собираться мирно без оружия является важнейшим признаком диктатуры, отличающим ее от мягкого (конкурентного) авторитарного режима. Мягкий режим характеризуется тем, что ему достаточно небольшого нажима и надувательства, чтобы сохранять устойчивость.
Рост репрессивности и попытка запрета права на собрания – это всегда свидетельство снижения поддержки и ослабления позитивных факторов стабильности режима. Это свидетельство поляризации. Режим мобилизует сторонников и институты насилия, чтобы бороться с тем, что он ощущает, как растущую угрозу. Если бы режим чувствовал поддержку и прочные основания своей легитимности, ему ни к чему была бы эта репрессивная истерика, без которой он обходился как в 2000е, так и в большей части 2010х.
Вторая цель репрессивной эскалации – это запрет любой легальной оппозиционной деятельности. Именно эту цель преследует план признать штабы Навального экстремистской организацией. Конечно, штабы Навального никакая не экстремистская организация, а нормальная, квалифицированная политическая оппозиция, и речь здесь идет о стремлении криминализировать любую оппозиционную деятельность и инакомыслие. Это примета полу-тоталитарной диктатуры. Такая 70 статья советского уголовного кодекса об антисоветской агитации и пропаганде: сказал «Навальный» – подрываешь государство, работаешь на врага, взрываешь мосты, роешь подкопы и готовишь покушение на семью Лукашенко (как водится).
Проблема в том, что такое расширение репрессий – это не просто борьба с очерченным кругом людей, активистов, участников митингов, как можно подумать. Расширение репрессий – это всегда системное событие, ведущее к деградации широкого фронта общественных, социальных и государственных институтов и практик. Попытка запретить инакомыслие и публичную оппозицию требует расширенного и превентивного политического контроля в разных сферах жизни – в образовании, науке, общественной жизни, искусстве, управленческих практиках, экономической экспертизе (как ни парадоксально). Потому что все это при запрете нормальной политической оппозиции начинает стремительно политизироваться. Такой парадокс.
Деградация образования и науки – важнейшее сопутствующие, системное событие, которое расширение репрессий несет с собой. Это будет проявляться в чистках в вузах и учреждениях науки и культуры. Но дело не только в уволенных, но и в оставшихся. Их судьба – это жизнь в условиях параноидальной подозрительности начальства, проверок, запретов, ограничений. Максимальные шансы выжить будут у худших, а лучшие должны будут мимикрировать под них в той или иной степени, чтобы сохраниться.
Наглядное свидетельство социальной деградации, связанной с репрессиями, – это пресловутый закон о просветительской деятельности. Это реально прямо закон Темного Лорда, закон темных веков, претендующий на контроль над распространением любой полезной информации везде и всюду. Конечно, авторы закона имеют в виду использовать его сугубо избирательно и прицельно – наказывать тех, кто будет рассказывать о геноме, домашнем насилии или квантах, сочувствуя при этом в душе Навальному. Но в реальности он будет работать так, что сочувствие Навальному будут искать в повороте головы, стрижке, одежде, и на всякий случай запрещать все, что не несет на себе печать социальной деградации. А то, что несет, – с легким сердцем разрешать.
Репрессии – это дорого. Поэтому эффективность репрессий – важный параметр. Если общество впадает в анабиоз, демонстрирует растерянность и подавленность – это свидетельство эффективности репрессий и залог того, что они станут нормой жизни. Если общество резистентно к репрессиям, если они вызывают возмущение и противодействие, то их эффективность падает, и внутри доминирующей коалиции обостряются отношения между хедлайнерами и сторонниками уступок и умиротворения.
И еще. Не надо думать, что угроза жизни Алексея Навального миновала или отступила. Она по-прежнему очень высока.
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
КОРОНАВИРУС
МНЕНИЕ
ИНТЕРВЬЮ