29 апреля 1928 года в Кишинёве был открыт памятник Штефану чел Маре великого бессарабского мастера ХХ века Александру Плэмэдялэ.
Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print

29 апреля 1928 года в Кишинёве был открыт памятник Господарю Молдовы Штефану чел Маре работы великого бессарабского  скульптора Александру Плэмэдялэ. Говорят, что этот памятник переустанавливали и передвигали семь раз.

Его называют первым профессиональным скульптором Бессарабии 20-30-х годов.

Говорят, что отец будущего скульптора был священнослужителем, и сын получил религиозное воспитание. За годы обучения в Теологической семинарии он иллюстрировал сатирический журнал «Сатана».  В 1910 годах страстно увлекся рисунком. Учился в Кишинёвской школе рисования, затем — в Высшей школе рисования, скульптуры и архитектуры в Москве в мастерской скульптора Волнухина.

В своем творчестве практиковал все жанры скульптуры: портрет, монументальная скульптура, бюсты, жанровые композиции, пластика.

В 1911 году содействовал созданию «Общества любителей изобразительного искусства Бессарабии». В качестве руководителя этого общества организовал 11 художественных выставок.

В 1916-1918 годах скульптор работал на монетном дворе в Петрограде, а с 1919 года руководил Кишинёвским художественным училищем.

Самые значительные свои произведения он создает в 20-е годы.

Искусствоведы говорят, что в скульптуре ему наиболее близкой была классическая традиция. В 20-е годы Плэмэдялэ обращается и к жанровой скульптуре (“Молдавская девушка”, “Молдавский чабан”, “Дойка овцы”), в которой его привлекала возможность создать образы, отмеченные остронациональным, молдавским характером.

Жанровые произведения Плэмэдялэ нередко исполнял из дерева. Этот материал скульптор полюбил давно, еще со времен учения в Москве. В ту пору, увлекаясь исполнением миниатюрных портретов из слоновой кости, полудрагоценных камней, а также дерева, он досконально изучил свойства и возможности этого материала. Не случайно один из лучших портретов Плэмэдялэ — портрет жены скульптора (1927) — был исполнен из дерева. В 1921 году он совершает путешествие в Италию, и в созданной в том же году статуе “Отчаяние” явственно прозвучали впечатления Александру Плэмэдялэ от его любимого скульптора — Микеланджело. По воспоминаниям вдовы скульптора Ольги Яковлевны Плэмэдялэ, однажды она случайно увидела одну фотографию и спросила мужа, что за куклы сняты на ней? Александр Михайлович ответил, что это его старое увлечение, посетовав при этом, что более важные обстоятельства отвлекли от такого увлекательного занятия. Близкое знакомство с марионеточными театрами во время путешествия по Италии в 1921 году привело его к мысли воспитать в Кишинёвском художественном училище мастеров театра. 

После приезда из заграницы А. М. Плэмэдялэ задумал организовать при «Школе изящных искусств», директором которой он состоял, марионеточный театр. Для начала решил поставить «Ночь перед рождеством». Выбор пьесы, видимо, был связан с увлечением скульптора Н. В. Гоголем. Ещё в 1909 году, будучи начинающим ваятелем, он создаёт бюст великого русского писателя к 100-летнему юбилею.

Свидетельством демократической направленности творчества Александру Плэмэдялэ является созданная в 1922-1924 годах статуя “Рабочего” — один из первых образов пролетария в молдавском искусстве.

В 1923 году скульптору Александру Плэмэдялэ было предложено разработать проект памятника Штефану чел Маре. За основу для работы над портретом скульптор взял миниатюру, датированную 1475 годом, найденную им в Хуморском монастыре (на территории современной Румынии), изображение на которой считалось написанным с натуры. В 1927 году  памятник был отлит в бронзе и установлен в одном из старейших парков Кишинёва (ныне парк «Стефана Великого»). Это самая известная работа скульптора — памятник Штефану чел Маре, постамент которого сделан по проекту архитектора А. Бернардацци.

Говорят, что монумент  был отлит из бронзы в Бухаресте (использовался металл трофейных турецких пушек, захваченных в Русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов;
благодаря  которой Румыния получила независимость).

 

 

Памятник обрел историческое и культурное значение национального масштаба и стал одним из символов современной Молдовы. 

В 1934 году сделал фрески Кафедрального собора в Бендерах. По инициативе Плэмэдялэ в 1939 году был создан Кишинёвский музей изобразительных искусств. Среди его работ: «Женский портрет» (миниатюра в мраморе, 1916 г.), «Скала» (гипс, 1928 г.), «Автопортрет с женой» (филдеш, 1929 г.). Им сделаны бюсты Алексея Матеевича (бронза, 1934 г.), А. Донича и Б.П. Хашдеу. Многие его работы погибли в годы войны. Но сохранившиеся произведения свидетельствуют о яркости, своеобразии и разносторонности творчества этого замечательного мастера.

 

КСТАТИ, Бронзовый Штефан оказался путешественником, правда, не по воле его создателя.

 

В 40-м году советская власть на месте Штефана решила установить товарища Сталина.
На изготовление нормальной скульптуры времени не хватало, и пред народом предстал фанерный Сталин.
А потом грянул 41-й год.

В 1942-м году Штефана решено было вернуть,  но уже на другое место.

Когда же советские войска начали наступление, бронзового Штефана вывезли в Румынию.  Рассказывают, что там бы он и пропал (установить его не успели), если бы не ученица Александру Плэмэдялэ скульптор Клавдия Кобизева. В марте 45-го года, прогуливаясь в Брашове по заснеженному парку, она увидела в снегу  бронзовую руку Господаря…

Монумент был доставлен в Кишинёв, и несмотря на тяжесть послевоенного времени, в том же году восстановлен (на первоначальном месте).

Честь восстановления принадлежит отряду военных строителей. Они не только соорудили новый пьедестал, но и восстановили утерянный крест. То, что крест не металлический, было обнаружено только при последнем перемещении памятника в 1990-м…


Говорят, что однажды партийным властям поступило предложение перенести монумент из центра города “с глаз долой”, куда-то к театру Е.Ионеско или даже будто бы в Вадул-луй Водэ. Это должно было стать ответом  на демонстрацию студентов Молдавского госуниверситета с требованием убрать из Будапешта советские танки (то есть где-то в конце 1956 или в начале 1957 г.). Однако историки утверждают, что на самом деле ничего общего между демонстрацией и переносом памятника нет.

Так, доктор истории Руслан ШЕВЧЕНКО рассказал, что “вопрос о переносе памятника впервые был обсужден руководством республики на заседании Бюро ЦК КПМ 26 декабря 1961 г. Правда, ни в какие Вадул-луй-Водэ или к упомянутому театру его убирать не собирались.

Появилась идея перенести его на ул.Берзарина (ныне ул.Петру Мовилэ). Автором ее был, журналист Макар Шляхтич, работавший тогда в ЦК КПМ. Он ссылался на то, что памятники стоят на одной линии, а потому-де у кого-то может возникнуть мысль, что эти памятники для молдавского народа одинаково ценны и весомы.

Идею поддержал второй секретарь ЦК Н.Мельников, сославшийся на то, что эти памятники слишком близко стоят друг к другу, но отклонил И.Бодюл, предложивший вернуться к теме после окончания застройки квартала, где ныне находится Дом правительства.

Никакого “распоряжения Москвы оставить памятник в покое”, о котором рассказывали обыватели много лет, как следует из документов, попросту не существовало. Нет в материалах Бюро ЦК и никаких ссылок на “письмо вдовы Александру Плэмэдялэ”, адресованное Хрущеву.

Перенос памятника в 1972 г. состоялся вследствие сообщений КГБ МССР о том, что он превратился в место, где собирались “националисты”, а также ввиду состоявшегося тогда же, в 1972 г. в Кишиневе громкого судебного процесса по делу “националистической” группы Шолтояну.

Вот тогда оказалось очень кстати упоминание о том, что памятник Ленину и Штефану “стоят на одной линии”. Чтобы не возникало даже мысли о том, что они могут быть равнозначны – памятник Штефану отодвинули вглубь парка на 18 метров 20 сантиметров.

 В документах Бюро ЦК, к сожалению, не упоминается, кто руководил переносом памятника вглубь парка в 1972 г. Но это точно не был Р.Курц, которому молва приписывает это. Ибо в 1972 г. он уже давно не являлся “главным архитектором Кишинева”. Он занимал этот пост в 1944-1951 гг. Затем в 1951-1971 гг. работал главным архитектором “Молдгипростроя”. В 1972-1975 гг. он работал над реставрацией музеев А.Донича и С.Лазо в Орхее, а также дома-музея А.Пушкина в Долне.”

 

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on skype
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Share on print
ПОХОЖИЕ НОВОСТИ
ПОЛИТИКА
ЭКОНОМИКА
КУЛЬТУРА
КОРОНАВИРУС
МНЕНИЕ
ИНТЕРВЬЮ